Ягодки – цветочки

Если рассуждать о цели существования жизни на земле, то легко загнать себя в логический тупик. Поколения животных, растений сменяют друг друга. Приспосабливаются к изменяющимся условиям. Массовые вымирания происходят после каждого падения крупного астероида и извержения супервулкана. Ради чего все это, кто стоит за «занавеской» и дирижирует макромиром? Это вопрос отдельный.

В чем задача почвенных бактерий?

Сначала выяснилось, что биомасса почвенных бактерий значительно превышает биомассу всей остальной живой материи. Потом оказалось, что процесс гумификации органических остатков по масштабам вовлеченного вещества не уступает фотосинтезу. И в почве законсервировано таким образом углерода не меньше чем находится в атмосфере.

Казалось бы животные и растения к этому имеют только косвенное отношение. И тут вдруг оказывается, что почвенные бактерии питаются тем, что уже как бы никому не нужно во всяком случае растениям и животным. И чем больше будет отходов жизнедеятельности растений и животных, тем лучше будут себя чувствовать почвенные бактерии и наоборот.

А как же могут влиять почвенные бактерии на растения, чтобы они лучше росли, давали богатый урожай, какой механизм? Ведь вовнутрь клетки бактерии проникнуть не могут, делиться питательными веществами тоже не принято. Да и борьба за органические остатки между бактериями идет не на жизнь, а на смерть.

Так аммиачные бактерии выделяют соответствующий газ и не подпускают к еде конкурентов, термофильные бактерии так разогревают субстрат, что в нем кроме них ни кто не выживает. Молочнокислые, спиртовые микроорганизмы подкисляют, подщелачивают среду лишь бы сделать её непригодной для соседей. Я уже не говорю про антибиотики и токсины это вообще высший пилотаж. Еда будет смертельна не только для бактерий, но для растений и животных.

Бактерии и черви.

Но всех переплюнули почвенные бактерии. Во первых у них есть средство передвижения «подземные танки» (почвенные черви). Бактерии внутри червей, будучи неподвижными, путешествуют прямо к источнику пищи многократно размножаясь по пути.

Черви постепенно разрушают, перемешивая с гуминовыми кислотами, газовые, кислотные, щелочные среды создаваемые конкурирующими видами бактерий. Обезоруживают их через нейтрализацию гуминовыми кислотами всех агрессивных сред, ядов и токсинов. И потом почвенные бактерии выйдя из «подземных танков» легко расправляются с конкурентами.

Создается уникальная среда. Эта среда не по зубам другим видам бактерий, потому что у них нет ферментов для переваривания пищи законсервированной Почвенные бактериигуминовыми кислотами. Гумус практически лишен патогенной микрофлоры (гибнет от голода) и имеет период полураспада в тысячу лет. В нем могут жить только почвенные бактерии их подопечные – растения, которые тоже нуждаются в гуминовых кислотах и всем что в них законсервировано.

Гуминовые кислоты.

Но это ещё цветочки! Гуминовые кислоты действуют непосредственно на растения, а именно они проникают во внутрь и стимулируют углеводный, жировой обмен, защищают растения от стрессов, нейтрализуя сверхактивный клеточный кислород.

Таким образом, в процессе эволюции почвенные бактерии при помощи гуминовых кислот обеспечили себе будущую «продовольственную безопасность» в виде отходов растений и животных. То есть сначала появились гуминовые кислоты как «сухой паек» для почвенных бактерий, а потом на этой платформе эволюционно сформировались растительный и животный мир. То есть существовали самые древние «полуживые формы» организмов, в которых гуминовые кислоты выполняли функции ферментов, гормонов и других биологически активных веществ.

Именно по этому, препараты из гуминовых кислот применяемые в растениеводстве эффективны даже в сверх малых концентрациях. Именно поэтому мы получаем значительную прибавку в урожае, он качественный, все цветет и пахнет.

И все для того, чтобы это все кто-нибудь съел или хотя бы понадкусывал. Но в конце концов к этой органике в червях подойдут истинные заказчики всего этого «банкета» – почвенные бактерии. Они способны переваривать гуминовые кислоты даже из бурого угля, которому порядка 70 миллионов лет!

Животный мир суши

Но и это ещё не ягодки! А ягодки то что животный мир суши фактически представляет собой квантовые биороботы, которые только и занимаются тем что из поколения в поколение подготавливают биомассу за 10% энергетической питательности для почвенных бактерий.
На это работают все органы и системы животных. Попробуйте не покормить животных во время, да и сами не поешьте. Вас сразу поправят как снаружи, так и снутри. Так насекомые самые первые покорители суши не могут жить без гуминовых кислот. В кишечнике насекомых есть специальные бактерии, которые вырабатывают фульвокислоты.

Они, попадая в почву, разрушают материнскую породу и переводят калий и фосфор из окаменелых донных отложений в доступную для усвоения бактериями форму. Так почвенные бактерии решили проблему дефицита калия и фосфора ещё 500 миллионов лет назад.
Более того практически все сложные органические молекулы имеют стереоизомеры левого и правого вращения (зеркальное отражение друг друга). Так вот весь органический мир построен на стереоизомерах левого вращения и поэтому трансизомеры правого вращения (получаемые химически) не воспринимаются живыми организмами не имеют ни вкуса ни запаха, хотя химически идентичны своему зеркальному отображению, трансизомерам левого вращения. «Квантовые роботы» и ничего не поделаешь.

Если этих роботов становится слишком много и это ослабляет почвенные бактерии, то силу набирают болезнетворные микроорганизмы, такие как возбудители сибирской язвы, чумы, холеры. Они «выводят из строя» все что движется по поверхности. Таким способом почвенные бактерии восстанавливают свой статус кво. Возможно, в других мирах состоящих из антивещества жизнь основана на органических трансизомерах правого вращения.

Гуминовые кислоты оказывают стимулирующее воздействие не только на растения, но и на животных. Не мудрено ведь что у растений, что у животных одна задача: «Создать как можно больше питательной среды для почвенной микрофлоры». Конечно, это все выглядит очень коряво, да и малоэффективно.

Гуминовые кислоты накапливаются в почве очень медленно, подавляющее количество органического вещества снова возвращается в атмосферу в виде воды и углекислого газа, но и того что остается достаточно для процветания почвенных бактерий. Они ведь представители древнейшей безкислородной атмосферы и все же умудрились растениями и животными покорить современную враждебную для них кислородную.

Современное состояния почв

Так было всегда до того момента пока в мире аграрный бизнес не стал индустрией. Химизация сельскохозяйственного производства нанесла непоправимый ущерб почвенной микрофлоре. Она не в состоянии вырабатывать достаточное количество гуминовых веществ для получения качественной, здоровой пищи.
А то что накоплено за тысячи лет расходуется за десятилетия. Отсутствие червей в органических отходах приводит к тому что в них процветают болезнетворные микробы, среды закислены, насыщены аммиаком. Они не пригодны для выращивания на них растений (там вообще нет гуминовых кислот).

Именно поэтому логическим завершением энергетического, биологического оборотов должна стать индустриальная гумификация органических отходов, перед возвращением их в почву. Именно возврат в пахотный слой почвенных бактерий с гуминовыми кислотами должен стать последним пунктом круговорота органических веществ и энергии постиндустриального сельского хозяйства. С них в природе начинаются пищевые цепи и, накопив в себе солнечную энергию, на них же и заканчиваются.

Восстановление плодородия

Современные биотехнологии создали уникальные виды червей и бактерий которые позволяют решить их дефицит в почве раз и навсегда. Мы просто не осознаем важность этой проблемы и масштабы надвигающейся гуманитарной катастрофы. Ведь уже более четверти всех пахотных земель в мире не пригодны для сельскохозяйственного производства, а это более миллиарда гектар.

И вернуть их к жизни смогут её истинные хозяева – почвенные бактерии. Потому что макромир это одна из фаз накопления биомассы, трансформации солнечной энергии для последующего потребления почвенными бактериями. Гуминовые кислоты это элементарные частицы биополя, своеобразные резонаторы, которые связывают все живое и поддерживают равновесие между живой и неживой материей биосферы.

Величко Вячеслав.
Отвечу на все комментарии

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *