СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО И ПОТРЕБИТЕЛЬСКИЙ КООПЕРАТИВ

Создание животноводческого сельскохозяйственного потребительского кооператива имеет целью придать управляемость и системность экономического развития фермерских хозяйств. В настоящее время наступает отрезвление от экономической свободы, которую государство предоставило для сельхозпроизводителей. Массовый развал колхозов, зависимость от импорта продовольствия печальный итог этой свободы.

Если обратиться к классической модели привлечения инвестиций в производство, то быстро выясняется что на рынок невозможно выйти с «сырым» товаром (зерно, живой вес). Вашей прибыли просто «отрубят руки по самые плечи» ценами на сырьё. Любой инфраструктурный проект (хладобойня или элеватор) вообще утопия. А ведь привлекать средства можно только под заказ и возвращать займ с продаж. Кредит выглядит как прокладка дороги, по которой в обратном направлении будет двигаться товар в денежной форме. И очень важно чтобы никто не мешал этому движению. На лицо чудовищная экономическая разобщенность общества. Она стала результатом мобилизационной модели экономики. С её помощью восстановили страну после Войны. Тогда никто просто не считался с затратами а доходы принадлежали государству.

А теперь  уровни доходов в сельском хозяйстве и в энергетике просто не сопоставимы переток ликвидности происходит через розничные продажи, кушать ведь хотят все. Отсюда бурный рост торговых сетей и магазинов в каждой подворотне. Строительный бум был спровоцирован и прекратился по той же причине: нефтяники, газовики, электрики обеспечили себя и своих детей квартирами, а потом хоть трава не расти. До реального производства прибыль не доходит, а мягко оседает в карманах спекулянтов и посредников, здорово помогает импорт,  поэтому сельскохозяйственное производство оказывается в плачевном положении. На мой взгляд кооперация фермеров на основе технологической зависимости ( корма – животные) и экономической зависимости ( сумма пая, долг, совместное использование дорогостоящей техники) может стать мотивацией к повышению товарности производства и ликвидности основных фондов.

[sc:mobil-2 ]У нас нет стандарта экономически устойчивого размера фермерского хозяйства хоть в растениеводстве хоть в животноводстве. Какая площадь сельхоз земель: 100 га, 200 га, а может нужно 300 га. Сколько нужно свиноматок, коров, овцематок чтобы семья  фермера могла  достойно жить. Вопросов больше чем ответов. Вопросы ценового регулирования внутри кооператива на товары и услуги оказываются самыми болезненными. Принцип « равенства жертв» практически не работает. Так, например себестоимость производства одного кг сена около 1,5 рубля. Для животноводства закупка по 3 рубля ставит крест на прибыли при удое 15 литров на голову в сутки. При этом рентабельность растениеводства 100%. А на рынке за тюк весом 18 кг просят 120 рублей, то есть по 6 рублей 70 копеек кг. Рентабельность 400%.  Поэтому даже если вы будете доить 25 литров на голову в сутки «вылет в трубу» обеспечен. В итоге коровы идут под нож, а сено гниёт в скирде.

Внутри кооператива это можно преодолеть на этапе приема в члены. Кандидат  в заявлении о вступлении в кооператив дает своё согласие с правилами ценообразования.  Затраты обоснованы технологическими картами за лимиты ни кто безнаказанно не выйдет, а выравнивание доходности производят специалисты кооператива. Ферма вообще режимный объект, на котором всё должно быть в соответствии с распорядком дня.  Это позволит контролировать оборотные средства фермеров и гарантирует новый цикл производства. А сейчас фермер выйдет в наличность, продав партию товара, и на все деньги купит « что нибудь в семью», а потом ходит и побирается на семена и горючку. Так сможет поступить фермер, если он выйдет из кооператива. Люди с парадоксальным восприятием в кооперативе не нужны. Это своеобразный отбор, который позволит выжить только группе единомышленников.

В законе очень чётко прописаны все этапы формирования кооператива. Исключение составляет система управления и экономического регулирования, а это самое главное. Так если группа фермеров, создав кооператив, должна пригласить туда специалиста.  Если он не допускается в центр власти, удалён от (он должен готовить решение) участия в технологическом процессе, то это закончится драматическими последствиями. К этому приводит чувство непогрешимости   самих фермеров. Они думают, что большая практика сельскохозяйственной деятельности более весома, чем знания специалиста. Вот почему мы не можем преодолеть  примитивный уровень продуктивности полей и животных. А вы представьте себе, что специалист должен рассчитать цены на товары и услуги внутри кооператива не зависимо от спекулятивного давления из вне. Да его просто похоронят в собственном кабинете, если внутри кооператива цена на сено будет 2 рубля 50 копеек, а на рынке 6 рублей за килограмм.

Хотя внутри кооператива будут проданы сотни тонн сена и обеспечены работой десятки человек на годы, а на рынке будет продана пара десятков двадцати килограммовых тюков, что в итоге приведет к разорению того кто их купил, а потом и того кто их продал. Когда я предлагал свою модель экономического  регулирования деятельности кооператива (особенно системы управления) мне говорили, что этого ни будет никогда. Теперь, когда набили шишек от экономических и технологических просчетов игнорируя мнение, а порой и прямой запрет специалиста, вроде бы готовы поделиться властью и доходами.

Правильно говорил профессор Преображенский в «Собачьем сердце», что разруха не в стране, а в наших головах. И эту разруху очень долго преодолевать даже с умными и образованными лидерами. Моисей чтобы решить эту проблему 40 лет водил свой народ по пустыне. Неужели и нам придется мучится столько же!

Создание одного рабочего места в сельском хозяйстве стоит в среднем около двух миллионов рублей инвестиций.  В центре занятости готовы дать 58 тысяч на покупку животных или строительство теплицы. Тут как говорится комментарии излишне.  Неужели так сложно не закатать в асфальт очередную сотню миллионов рублей, а создать 50 рабочих мест в инфраструктурном объекте сельского хозяйства, например цех заморозки мяса или переработки и хранения овощей выращенных на территории  района. Построить их в вымирающих хуторах.  Замкнуть на это предприятие десятки фермерских хозяйств, прокредитовать их под поставки продукции. И хотя бы себе обеспечить продовольственную безопасность. Главы поселений должны оцениваться по количеству созданных за период их деятельности рабочих мест. Организовав потребление продуктов питания в пределах норм потребления, мы существенно повысим качество нашей жизни. [sc:pryamoyg ]И деньги от реализации в форме налогов останутся в районе.

А сейчас деньги аккуратно вывозят торговые сети за товар, который должен производится на месте. Иностранные компании, занимающиеся производством оборудования для переработки сельхоз продукции, справедливо держат цены на свою продукцию вдвое превышающей экономическую целесообразность. То есть затраты  окупятся при курсе доллара в 12- 14 рублей или ежегодной выплате по кредиту не 34 % от стоимости займа как сейчас, а только 18%. Это кредит под 8% годовых на 10 лет. Поэтому возможно только третий вариант в рамках борьбы с безработицей создавать инфраструктурные предприятия или выкупать у неэффективных собственников. Финансировать заказ продукции, размещать товар в торговых сетях. А потом  через налоги и продажу работающих с прибылью цехов, возвращать деньги в бюджет. У государства будет рычаг для снятия социальной напряженности в обществе через привлечение на сезонные работы безработного населения. Это и есть государственная политика в области сельского хозяйства. Это мировая практика и от этого никуда не деться. У нас очень высокая себестоимость продукции животноводства, особенно свиноводства, потому что мы кормим свиней в основном зерном, в то время как за границей они едят отходы пищевой переработки. Это потому что у нас нет этой самой переработки с адекватными ценами.

Формат организации сельхозпроизводителей, как потребительский кооператив с участием государства через Росссельхоз банк, на мой взгляд, самый удачный. Но сейчас происходит тревожная тенденция животноводческие предприятия,  которые кредитовались в Росссельхоз банке банкротятся из-за отсутствия торговых площадок, где можно отстаивать оптовые цены на свою продукцию. И они переходят в собственность банка, а потом выставляются на торги. А те, кто покупают их снова «разбивают голову» о ту же проблему. Еще начало возрождаться животноводство в хуторах в частном подворье но в силу сложившихся обстоятельств, а именно плотность застройки у фермеров нет возможности развести достаточно скота чтобы доходом обеспечить свою семью. Строительство отдельного фермерского хозяйства в чистом поле никто не потянет да и кредиты для этого дела неподъёмны. Но животноводство по другому не может развиваться. Здесь является решающим человеческий фактор и адаптивная технология выращивания животных. А что может быть лучше хороших пастбищ.   Если посмотреть на карту Кубани сто летней давности, то мы видим огромное количество семейных хуторов где массово разводили пастбищных животных ( коровы, овцы, лошади).koopertiv
Это и сейчас самое дешевое мясо (себестоимость кг привеса баранины 24 рубля). А мы почему то ударились в свиноводство и птицеводство, которые требуют огромных затрат на строительство, технологическое оборудование и главное зерно (стратегический продукт). В то время как миллионы гектар зарастают кустарником и бурьяном.

АНАЛИЗ  МИНИМАЛЬНЫХ РАЗМЕРОВ ПРОЕКТОВ

При получении чистой прибыли в один миллион рублей общие параметры проекта по овцеводству должны выглядеть следующим образом:

  1. Валовая прибыль + 13% = 1, 13 миллиона.
  2. При доходности в 12% стоимость заемного капитала должна составить 9,42 миллиона рублей. Поголовье в 1000 овцематок может поместиться в финансовые параметры проекта. Так одна овца стоит 4-ре тысячи рублей. Её содержание зимой за 150 дней стоит 1,5 тысячи рублей. Из них 1000 рублей корма и 500 рублей уход. В летний период за 215 дней  1000 рублей. Из них 700 рублей уход и 300 рублей корма и минералы. Итого на овцематку в год требуется 2,5 тысячи рублей. Затраты на доращивание ягненка не превышают 500 рублей. Таким образом, при получении на 100 овцематок 160 голов молодняка мы выходим на стоимость оборотных средств в 3,3 миллиона рублей. Выручка составляет 1600 * 3000 = 4,8 миллиона рублей. 4,8 – 3,3 = 1,5 миллиона. На налоги и амортизацию зданий остаётся 1,5- 1,13 = 370 тысяч рублей.
  3. На строительство кошары можно истратить 9,42 – 4 – 3,3 = 2,12 миллиона рублей. Которая при, 12 летнем цикле амортизации ляжет на конечную продукцию по 178 тысяч в год.

При получении чистой прибыли в один миллион рублей общие параметры проекта по свиноводству должны выглядеть следующим образом:

  1. Валовая прибыль + 13% = 1, 13 миллиона.
  2. При доходности в 12% стоимость заемного капитала должна составлять 9,42 миллиона рублей. Откорм 500 голов свиней может поместиться в финансовые параметры проекта. Один поросенок берёт на себя затрат в 6 тысяч рублей, даёт валовой прибыли 1,2 тысячи рублей. Таким образом  при сроке откорма в 4-ре месяца можно пропустить три смены в год. Стоимость оборотного капитала составляет 3 миллиона рублей. В год. Затраты 9 миллионов. Выручка от реализации 10,8 миллиона. Валовая прибыль составит 1,8 миллиона рублей. На строительство откормочника можно потратить 9,42 – 3  = 6,42 миллиона рублей.
  3. Площадь откормочника на 500 голов и овчарни на 1000 голов составляет 1200 кв. метров. Стоимость строительства здания с среднем 10 тысяч рублей один кв. метр. Значит здание будет стоить 12 миллионов рублей.

Условия кредитования предприятия следующие:

  1. Процентная ставка по кредиту 14% годовых.
  2. Срок возврата кредита 5 лет.

Кредит будет выплачиваться из чистой прибыли, которая составляет 1 миллион рублей в год. Это значит, что ежегодно необходимо погашать 34% от стоимости кредита. Другими словами на миллион это составит 400 тысяч проценты по кредиту. И  600 тысяч погашение основного долга. Следовательно, на данное предприятие можно взять кредита не более 3-х миллионов рублей. И в течение 5-ти лет работать без прибыли.

Этих денег с трудом хватит только на оборотные средства предприятий. На такие проекты можно брать кредиты под 5% годовых на 15 лет. Это возможно только за рубежом, где государство контролирует монополии и они не давят на кредитный рынок как у нас. Наши монополии берут кредиты под грабительские проценты, а потом когда не могут расплатиться по ним, начинают взвинчивать цены. Это приводит к инфляции, в том числе и к долларовой.

В данном случае выгодным вариантом может стать закупка и доращивание молодняка овец на горных пастбищах. Закупка поголовья в 1000 голов стоит 1,5 миллиона рублей. Кормление и уход 0,5 миллиона. Выручка от реализации 3 миллиона. Проценты по кредиту за 6 месяцев составят 0,21 миллиона. Валовая прибыль составит 3 – 1,5 – 0,5 – 0,21 = 0,79 миллиона рублей. У нас нет вертикально интегрированных компаний, которые имели бы районную структуру и обеспечивали сезонные миграции животных к горным пастбищам. Так же полностью отсутствует инфраструктура рынка мяса. Это приводит к спекуляциям с мясом, что заканчивается отсечением прибыли у производителей. Их банкротят и говорят о черной дыре в животноводстве. А необходимо на базе частной торговли сформировать розничную сеть торговли мясом как это сделали с торговлей хлебом. Построить государственные хладобойни и замкнуть их на зоотехническую службу, как это сделано во всем цивилизованном мире. Эти меры сформируют оптовый рынок охлажденного и замороженного мяса, произойдет дифференциация по цене и качеству. Будет сформирован рынок кормов с адекватными ценами. И только после этого можно наращивать кредитование производителей под конкретные заказы. Тогда и производители оборудования будут корректировать цены на свою продукцию, если они хотят живых денег. И строительство свинарников и овчарен будет в рамках экономической целесообразности.

Во всем мире животноводство находится под особой экономической заботой государства и для внедрения западных технологий нужно иметь такой же уровень жизни как там и государственную поддержку как там. У нас нет ни того, ни другого.

Так почему нашу науку зоотехнию так незаслуженно забыли и те технологии, разработанные в советское время, предали забвенью. Ведь их отсутствие на внутреннем рынке не говорит о их неэффективности нас просто грамотно «слили».

И теперь, когда за ветслужбой закреплено медикаментозное обеспечение, вакцинация животных, ветеринарный контроль мяса на рынках, почему за зоотехнической службой не закрепить государственные бойни холодильники по одному на район емкостью до 500 тонн и заморозки до 35 тонн в сутки. С твердыми расценками на забой и заморозку это приведет к уходу с рынка спекулянтов и позволит выходить хозяйствам на рынки крупных промышленных центров.

К тому же господдержка будет адресная и росссельхозбанку будет легче с нами работать так как легче будет находить заказы на объемы и грамотно планировать затраты и кредиты. Можно будет заниматься повышением качества мяса,  зоотехнической культурой животноводства и рынок, в отличии от «спекулятивных прокладок», за это заплатит. Мне было так обидно на агрофоруме в Краснодаре когда выступали немцы, американцы и рассказывали о том как у них с помощью сканеров контролируется весь процесс выращивания животных от рождения до забоя со стороны зоотехнических служб.

Это возможно только под влиянием государства осознающего значимость продовольственной безопасности. А как показывает практика, фермеры и спекулянты страну не накормят. Потому что у нас нет регулируемого рынка, и как результат спекулянты оптовыми ценами на мясо загоняют в минус производителей, а те по этой причине сворачивают производство. Нужно разорвать этот порочный круг.

С уважением,

Автор консультант по животноводству (зооинженер)

Величко Вячеслав Дмитриевич.

 

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *